Версия для печати

Конфликты и согласие в России

Это моя главная тема – этнополитический конфликт, и самая важная для меня книга – это книга об обществе в вооруженном конфликте, которую я определил как этнографию чеченской войны. Образы насилия привлекают очень сильно «возлюбивших войну», среди них больше всего журналистов и фотографов и совсем мало этнографов. Здесь несколько фото, сделанных известными российскими фотографами и некоторые мои собственные.

Война в Чечне во многом напоминала то, что уже было известно по книгам и по поведенческой стилистике. Солдаты в Грозном в 1995 г. вели себя как советские солдаты в поверженном Берлине в мае 1945 г. Но беда в том, что Грозный - это была собственная страна и город с преобладающим русским населением.


Героизация голливудского стиля и чувство сопричастности к «делу освобождения» вместе с криминальной вольницей были побудительными мотивами и аргументами действий чеченских вооруженных сепаратистов. Религиозный фундаментализм и терроризм вышли на передний план уже позднее, хотя Басаев и арабы-наемники были в Чечне с самого начала.


В вооруженном этнополитическом конфликте гражданское население, особенно дети и женщины, оказываются в числе первых жертв. В чеченском конфликте сначала республику покинуло русское население от преследований и насилия, а затем появились беженцы из числа самих чеченцев.


Чеченское общество показало возможности человека преодолевать тяготы войны и сохраняющаяся жизнь в разрушенном городе стала аргументом, который сделал восстановление города и республики возможным.


Война закончилась вторым раундом в 2001 году. После этого в Чечне не было масштабных военных операций и начался трудный период послевоенной реконструкции. Не сдались и продолжали воевать проплаченные или распропагандированные экстремисты, а также московские и зарубежные правозащитники. Для последних война продолжалась даже в 2004 г., когда я сфотографировал этот плакат на здании Фонда имени академика Сахарова в Москве.  


А это снимок моей коллеги Н.М.Лебедевой в Беслане. Так выглядело здание школы №1 несколько месяцев спустя после террористического акта.